Дебют в НХЛ, игра против Макдэвида, битва за место в составе. Как российский защитник с ходу попал в основу «Оттавы»

Дебют в НХЛ, игра против Макдэвида, битва за место в составе. Как российский защитник с ходу попал в основу «Оттавы»

Интервью олимпийского чемпиона Артема Зуба.

— Дебютировали в НХЛ вы не сразу. Кто-то объяснял, почему первые восемь матчей провели в запасе?

— Нет, такое решение тренера. Я находился в «такси», тренировался, ждал своего шанса. Состав у нас хороший, высокая конкуренция, да и на односторонних контрактах много хоккеистов. И когда пошли травмы, то меня перевели в основу.

— Не переживали, что сезон идет, а вы не играете?

— Неприятно, но нельзя сказать, что я так уж сильно расстраивался. Старался просто выбросить это из головы. Работал, ждал.

— Много спорили, получится у вас в НХЛ или не получится. Но первые ваши матчи удивили. Вы как будто все время играли в этой лиге. Знаете, что делать, никаких лишних движений, никакого волнения.

— Спасибо, конечно, но мне все-таки об этом тяжело судить, со стороны видней. Я бы не сказал, что прямо все идеально. Какие-то вещи надо подтягивать.

— Какие?

— На самом деле много. Я провел всего шесть игр, разве можно делать какие-то выводы после такого маленького отрезка?

— Но видна тенденция. Вы начали с 12 минут, а сейчас стабильно проводите на площадке 18 минут. Это уровень второй-третьей пары. Даже появились вопросы, а чего это вам всего 12 минут дали в первой встрече.

— Наверное, правильно дать адаптироваться, почувствовать хоккей. В первой игре все равно было немного не по себе. Нет, это не волнение, а нечто другое. Все-таки совершенно другая лига, надо было привыкнуть. Во второй и последующих играх все было гораздо лучше.

— Вы дебютировали в фантастическом матче. «Эдмонтон» вас переиграл со счетом 8:5. Такие результаты в КХЛ не встречались.

— Да уж. Матч тогда начался странно, нам сразу четыре закинули.

— И вы закончили с нейтральным показателем полезности, то есть сильно и не ошибались.

— Да кто без ошибок-то?

— Нет-нет, понятно, что идеально провести игру очень сложно. Речь о системных ошибках, о тех, когда вы просто не можете попасть в темп матча.

— Я на этот счет очень суеверный и не хотел бы говорить, что все в порядке, никаких проблем. Сложности есть. Стараюсь играть правильно, все-таки хоккеист обороны несет ответственность за результат.

— К чему привыкнуть тяжелее всего, если говорить о хоккее «Оттавы»?

— Каких-то больших сложностей нет. Да, скорости повыше, но к этому привыкаешь. Я помню, что в первом матче нам забили, когда я находился на площадке. Я чуть-чуть отъехал от хоккеиста, а он получил передачу и забил. Хотя вроде бы он был у борта и угрозы не представлял. Я же спустился на «пятак», как обычно. Чуть потерял из виду шайбу, а когда увидел ее, то мой уже бросал по воротам. Это говорит о том, что никому тут нельзя давать пространство, время, шансы используют мгновенно.

— Больше всего поразило, что вы с первых игр сразу пошли в атаку. Обычно новички не рискуют.

— Есть моменты, когда нападающим надо помочь. Я должен открываться в центре, когда выходим из зоны. А потом уже смотришь по ситуации. Но я бы не сказал, что у меня очень хорошо получается.

— Но почему?

— Это не вопрос адаптации, а именно мои личные навыки. Не всегда получается использовать момент на сто процентов. Впрочем, атакующий потенциал у многих игроков обороны развит не очень сильно.

— Михаил Мальцев недавно признался, что было непривычно видеть вживую тех, против кого совсем недавно играл на приставке. Как вы отнеслись к тому, что рядом бегает Коннор Макдэвид?

— Спокойно, ведь я на приставке не играю, предпочитаю компьютер. Да, в «Ойлерз» есть звезды, но против них можно играть.

— Как вам Макдэвид?

— В первых матчах, когда мы против них играли, он с партнерами нам прилично накидал. Но с каждой встречей все легче и легче. В домашних встречах наша команда уже и в меньшинстве неплохо действовала. Макдэвиду не давали пространства, Драйзайтль даже посильней выглядел. Но Коннору нельзя давать простор. Тогда начинаются серьезные проблемы.

— Вы провели шесть игр, и четыре из них — против «Эдмонтона». И все время проигрываете.

— Однако мы все лучше и лучше действуем против их мощной атаки. В последней встрече у соперника вообще, кажется, отличились только защитники.

— Но у вас четыре поражения в четырех матчах.

— И с каждой встречей мы прибавляем. Думаю, что найдем к ним ключ. У нас в «Оттаве» очень много молодых ребят, не один я привыкаю к новой лиге. Уверен, что все наладится.

— Перед сезоном владелец «Сенаторов» говорил о походе за кубком, однако сейчас об этом даже мечтать нельзя. Какова обстановка внутри раздевалки, ведь поражений слишком много?

— Никто не унывает. Да, сразу после сирены настроение не самое лучшее, но на следующий день стараются выкинуть это из головы. Мы работаем на тренировках с желанием, есть ощущение, что никто положением дел не доволен, и каждый старается сделать все, чтобы пришли победы.

— Тяжелей всего игрокам из СКА. Вы проигрывали вообще редко.

— Но я же в «Амуре» играл, и у нас там были не самые лучшие периоды, так что был в разных ситуациях.

Дебют в НХЛ, игра против Макдэвида, битва за место в составе. Как российский защитник с ходу попал в основу «Оттавы»Артем Зуб против Леона Драйзайтля в матче чемпионата НХЛ. Фото USA Today Sports

— Расскажите, как вы попали в ковид-протокол. Удивительно и то, что вы уже через день снова были допущены к тренировкам и играм.

— Перед матчем в Виннипеге я стою в раздевалке, заматываю клюшку, и тут ко мне подходят и говорят, что тест на вирус получился сомнительным, играть я не смогу. Тут же переоделся и уехал в отель. Перед третьим периодом приходит сообщение, что все в порядке, тест отрицательный и я могу вернуться.

— Вы же из России. Неужели не переболели?

— Да я как-то и не проверялся особо. Простуда была, но обычная. Я не узнавал, что там у меня с титрами и прочим.

— Какой-то кошмар с этими протоколами за океаном.

— Такое время, что тут сделаешь. А если бы у меня был положительный тест, как бы я смог находиться с ребятами в раздевалке?

— Судя по всем документам, хоккеистам НХЛ вообще ничего нельзя делать. Вы не имеете права никуда ходить, с кем-то встречаться. Так с ума можно сойти. Да и вообще правил на 240 страниц.

— Но я все не читал. Нам в клубе объяснили основные правила, которые мы должны соблюдать. Я спокойно к этому отнесся. Главное, что идет сезон.

— Вы прямо сейчас в Виннипеге, сидите в номере и не можете никуда выйти.

— Выйти могу. Прогуляться по улице. Только тут минус 30, куда пойдешь? Но я не могу зайти в кафе, в ресторан, где-нибудь посидеть выпить кофе. Зато не как в Квебеке, где после 18 часов на улицу выйти нельзя. А для всего остального есть рум-сервис в гостинице.

— В Оттаве можно гулять?

— Да, но опять же в общественные места заходить не рекомендуется. Единственное, я езжу за продуктами в супермаркет, и на этом все. Ко мне приехала жена, так что стало гораздо веселей. Два месяца делали ей различные документы, чтобы она смогла приехать ко мне.

— Сейчас обещают, что и членов семьи будут проверять на вирус.

— Я пока про это не слышал, если честно. Но не удивлюсь. Привык уже ко всему.

— Как вы устроились в Оттаве?

— Хороший город. Зимой там питерская погода. Снег выпал, растаял, под ногами каша, много соли насыпают. Но когда тепло было, мне Оттава понравилась, я много гулял.

— Никита Зайцев помогает адаптироваться?

— Конечно, да вообще все российские ребята стараются помочь. Проблем никаких нет.

— Как ваш английский?

— Не сказать чтобы хорош. На льду проблем нет, но в обычной жизни еще тяжело. Впрочем, я же все понял, когда мне объясняли про сомнительный тест, так что уже прогресс есть. Летом я брал уроки по скайпу, сейчас на это времени нет, но я постоянно смотрю фильмы, заучиваю какие-то слова, при возможности открываю программу на компьютере. Общаться мне еще тяжело, но я стараюсь.

— В раздевалке действует запрет на русский язык?

— Нет, мы по-русски говорим, но иногда кто-нибудь начинает ворчать, чтобы переходили на английский. Но это в качестве прикола, не всерьез.

— Вы играете в канадском дивизионе. Это же очень сложно, когда одни и те же соперники. Ну, кроме «Ванкувера».

— «Ванкувер» очень силен, мы же с ними играли.

— И тоже проиграли.

— Знаете, я пока вообще не увидел ни одной слабой команды в нашем дивизионе. Наверное, это все непросто, когда соперники постоянно повторяются. Все же друг к другу привыкают, знают сильные и слабые качества. Но каждая игра непростая. В том же «Виннипеге» четыре равных звена. При этом нам удалось обыграть «Монреаль», который шел на первом месте.

— Никто вас на драку не вызывал?

— Я не особо дерусь. Но пока таких сложных моментов не было. Если что, я готов, но до этого не доходило.

— Вы же едва не забили.

— Да, у меня была пара моментов в матче против «Эдмонтона». Один вообще хороший был. Шайба выскочила на меня, даже голову поднял, что здесь бывает крайне редко, бросил, шайба между двух игроков прошла, но вратарь поймал.

— Скучаете ли вы по России?

— Конечно. По родным, близким. Сейчас и привезти-то кого-то в Канаду — большая и часто неразрешимая проблема.

— Не жалеете, что поехали?

— Нисколько. Хорошо, что я поехал в 25 лет, когда уже за плечами есть какой-то опыт. Да взять даже денежный вопрос. Когда ты в «такси», то тебе платят зарплату АХЛ, по крайней мере у меня так, наверное, из-за того что первый контракт. Молодому было бы сложно снять квартиру, пришлось бы весь сезон в отеле прожить. Но я еще привыкаю, все-таки не так много сыграл, какие-то выводы можно делать чуть позднее.

— Знают ли в команде, что вы олимпийский чемпион?

— Нет, но вообще Евгений Дадонов ходил рассказывал, что я чемпион, подшучивал.

— На пресс-конференции не зовут?

— Перед сезоном приходил вместе с Евгением Дадоновым. Он мне очень сильно помог, сам бы я пока на вопросы не ответил.

— А читаете, что про вас пишут?

— Во время сезона вообще стараюсь ничего не читать. В межсезонье уже все иначе, а когда идет чемпионат, стараюсь не отвлекаться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть