Глейхенгауз — о переходе Валиевой и Усачевой во взрослое катание и программе Загитовой

Глейхенгауз — о переходе Валиевой и Усачевой во взрослое катание и программе Загитовой

Большое интервью хореографа из штаба Этери Тутберидзе

Хореограф-постановщик Даниил Глейхенгауз, который работает с Этери Тутберидзе и ее учениками, после очередного успешного для команды «Хрустального» первенства России среди юниоров нашел время на общение с журналистами. Специалист был очень открыт и ответил на все вопросы: связана ли постановка «Арцах» для Аделии Петросян с войной в Нагорном Карабахе, какие прыжки тренирует Софья Акатьева, планируются ли новые программы для Камилы Валиевой и когда следует ожидать полноценного перехода Валиевой, Дарьи Усачевой и Майи Хромых на взрослый уровень.

— Сегодня я без диплома, — шутит Даниил. — Но медаль, которую вручают тренеру чемпионки, передадим Этери Георгиевне. Она их коллекционирует.

— А есть специальное помещение для медалей?

— Помещение? Тренерская!

— Крючков хватает?

— Пока да.

— Как вам выступление Софьи Акатьевой?

— У нее есть определенный запас по сложности программы. Она единственная, кто прыгала два четверных и тройной аксель. И ей этого хватило для победы проката с ошибкой. Но выступление получилось неидеальным. В короткой каскад вышел не на плюсы. Сегодня был хороший каскад 4+2, на сольном тулупе она рукой коснулась льда, а аксель был совсем ни о чем. До Нового года мы вообще накатывали вариант с двумя тулупами и сальховом. Но после праздников она долго восстанавливалась, поэтому пока без сальхова. Но это в любом случае в планах.

— Судя по тому, что мы видели, у Сони характер лидера.

— Да, она с характером. Посмотрим, как будет дальше.

— У нее не бывает проблем с настроем?

— На соревнованиях — нет. На тренировках — бывает. Ну а кто любит работать? Мы помогаем полюбить соревнования и работу.

— Складывается ощущение, что она вообще не знает, что такое неуверенность.

— Есть такое, да.

Видно, что у Петросян бурлит кровь

— Что можете сказать об Аделии Петросян, которая заняла второе место?

— Она выполнила свой максимум. Я вчера эмоционально отреагировал на ее выступление. Сказал, что нельзя ошибаться на финальном вращении, которое она может делать на +4 и +5. Переживал, что этих сотых в итоге не хватит. Так в итоге и произошло.

— То есть ваша реакция была вызвана не оценками, а ошибками Аделии?

— Оценками в связи с ее же ошибками.

— С чем был связан выбор музыки к ее произвольной программе? Она исполняет музыку армянского композитора «Арацах».

— Напрямую с ее национальностью. Перед тем как поставить программу, мы спросили, чувствует ли она эту музыку. И потом, с согласия Аделии, начали работу. Когда она ее катает, видно, как у нее бурлит кровь.

— Это была ваша инициатива?

— Да.

— А когда была постановка?

— Как и все постановки, во время сборов в Новогорске — июль, август.

— Не было мыслей, что не стоит рисковать, когда начался армяно-азербайджанский конфликт?

— Аделия пока выступает не на уровне чемпионатов мира и Олимпиад. Не думаю, что это сильно повлияет на ее выступления. В том числе и на международных стартах. Мы на тот момент планировали ехать на ЮГП.

— Стоит ли ожидать в таком случае программы под татарскую музыку? У вас же как минимум две фигуристки с татарскими корнями сейчас выступают.

— Вы мне пришлите, если что-то возьмет за душу, то почему нет? Поставим. Нам вообще часто присылают различную музыку. Иногда даже сами пишут музыку для наших фигуристок. Пишут, к примеру, что нашли музыку, под которую Валиева обязательно должна выступать на Олимпиаде. Я стараюсь все слушать внимательно, читать, но чаще всего всерьез рассматривать эти предложения сложно. Если действительно хорошая — я приму во внимание.

— В таком случае надо понимать, что Валиева будет катать «Болеро» в олимпийский сезон?

— Да. Мы этого особо и не скрывали. У нас хорошо получается делать, как с Дон Кихотом.

— А какой будет показательный номер у Алины Загитовой на Кубке Первого канала?

— Эсмеральда.

— Ждать сюрпризов на прыжковом турнире?

— Фигуристки из нашей группы будут прыгать то, что умеют, а в самих соревнованиях в короткой и произвольной программах посмотрим, должны быть сюрпризы. Цели всем ясны, мы доводим программы до той сложности, чтобы победить.

— Готовились как-то специально к прыжковому турниру?

— Каскад из пяти прыжков для нас не стал удивлением, мы делаем постоянно такие вещи на тренировках. Как вы помните, Алина Загитова на Олимпиаде на тренировке его прыгала.

— Вы изначально рассчитывали, что Майя Хромых может принять участие в командном турнире, и в связи с этим не привезли ее в Красноярск?

— Нет, конечно, мы не знали, что будет, и ее неявка никак не связана с командным чемпионатом. У нас не было никаких предпосылок, что кто-то снимется. Работали по своему плану.

— То есть изначально планировали выступить на Турнире Чайковской?

— Да, все верно. Хотели попробовать впервые программу с двумя четверными. Над нами как-то подшутили, что у нас Майя никак не могла прыгнуть сальхов, поэтому мы ей поставили тулуп и заставили прыгать его с руками наверх. Что мы такие жестокие. Но правда на тренировках она свои четверные уверенно показывает, и мы все ждем, когда она покажет то, что может, и на стартах. Поэтому хотим попробовать откатать и с тулупом, и с сальховом.

— Верна логика, что вы не привезли тройку Валиева — Усачева — Хромых в Красноярск, так как они весь сезон выступали по взрослым и обратно в юниоры идти не планируют?

— Конечно, это так, но прежде всего сложность параллельных выступлений и по юниорам, и по взрослым связана с программами. Время и последовательность хореографических элементов отличаются на юниорском и взрослом уровне, и крайне тяжело постоянно менять их туда-сюда. В некоторых случаях программы уже были переделаны и музыкально, и по акцентам на взрослые, и непросто было бы их вернуть обратно к юниорским вариантам. Пришлось бы все заново переставлять.

Глейхенгауз — о переходе Валиевой и Усачевой во взрослое катание и программе Загитовой

Тройка Валиева — Усачева — Хромых переходит во взрослые

— Вы слышали про планы ФФККР провести собственный международный турнир и как оцените его перспективы стать заменой юниорского чемпионата мира, который отменили?

— Я слышал, но практически ничего не знаю, какой критерий там будет для участия, отбора. Какие будут представители. В любом случае я очень рад, что хоть что-то будет, хоть какой-то международный старт, поскольку у юниоров сезон практически отсутствовал.

— Можем ли мы ждать на этом старте тех же Валиеву, Усачеву и Хромых?

— Камила и Майя — точно вряд ли. Нам нужно будет заново менять программы. У Даши по музыке и постановке будет попроще это осуществить, но не знаю, нужно ли это нам и им. Мы пока это даже не обсуждали.

— В следующем сезоне все три девушки переходят во взрослые?

— Думаю, да. Скорее всего.

— Вы пытались понять, что произошло с инстаграмами Алины и Жени после атаки ботов?

— Нет, если честно, упустил, в меня это даже не посвящали. Видел чисто со стороны.

— У вас самый популярный аккаунт среди хореографов-постановщиков. Вам это льстит?

— Да нет, что вы. Пока вы мне не сказали, я об этом даже не знал, не следил никак.

— Даже Железняков не смог вас опередить, как ни старался.

— Алексей — очень добрый человек… Но, видимо, не всем нужно пользоваться интернетом.

— Вы с ним обсуждали тему его конфликта с Евгением Плющенко?

— Нет.

— Как вы сами относитесь к этой ситуации?

— Конечно, отрицательно, негативно. Ничего не должно быть такого, все конфликты должны решаться только на льду. В честной борьбе спортсменов на соревнованиях.

— Было обсуждение ситуации с ним и командой Тутберидзе?

— Лично я с ним еще не виделся, ничего ему не писал по этому поводу. Но в целом, думаю, он знает нашу позицию. Мы это не приветствуем.

— Руководитель «Самбо-70» Ренат Лайшев хотел с ним провести разъяснительную беседу.

— Было бы о чем поговорить.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть