Повторение пройденного

Повторение пройденного

Летопись Акселя Вартаняна. 1980 год. Часть восьмая

Введение ограниченного контингента войск в Афганистан вызвало негативную реакцию во многих странах, что нашло отражение на состоявшейся 14 января сессии Генеральной Ассамблеи ООН. На ней потребовали «немедленного вывода советских войск с территории независимого государства и создания условий для возвращения беженцев». Резолюцию одобрили большинством голосов: за проголосовали 70 представителей государств, против — 18, столько же воздержались.

Перестрелка

В начале февраля советские СМИ опубликовали «Заявление Олимпийского комитета СССР». Небольшой из него отрывок: «Реакционные круги США и некоторых западных стран усиленно разворачивают пропагандистскую кампанию с целью помешать проведению игр ХХII Олимпиады 1980 года в Москве… Развязали эту кампанию приверженцы лозунга «Спорт — вне политики».

Авторы (о них чуть позже) взывали к высоким идеалам, провозглашенным основателем современных Олимпийских игр Пьером де Кубертеном. Текст «Заявления» подготовили в идеологическом отделе ЦК КПСС и скрепили подписью заведующие отделов внешнеполитической (М. Зимянин) и внутренней (Е. Тяжельников) пропаганды. Ознакомились и одобрили документ, как явствует из пометы, их непосредственные шефы. Цитирую: «Согласиться: М. Зимянин, Суслов»; т.т. Гречихину, Романову сообщено. В ТАСС послано 31.01.80; т. Черненко занят по работе, т.т. Горбачев, Капитонов — в командировке» (РГАНИ. Фонд 4, опись 24, дело 1740).

Текст полностью, слово в слово, перепечатала и растиражировала советская пресса. Сравнивал лично.

Ответный пропагандистский снаряд прилетел из американского Лейк-Плэсида перед началом зимней Олимпиады-1980. На открытии 82-й сессии МОК выступил госсекретарь США С. Вэнс. От имени президента Картера он приветствовал гостей Олимпиады и напомнил, что с момента возникновения в античной Греции Олимпийские игры стали символом мира. Во время их проведения прекращались войны.

Совершив небольшой экскурс в прошлое, мистер Вэнс посвятил речь осуждению агрессии СССР против Афганистана и призвал бойкотировать московскую Олимпиаду. Довод: «Мы вынуждены признать, что если Олимпийские игры будут проходить в стране, агрессия которой была осуждена на Генеральной Ассамблее подавляющим большинством, это будет препятствовать борьбе наций за свою независимость, за сохранение мира как сегодня, так и завтра» (РГАНИ. Там же).

МОК и его президент, лорд Килланин, не поддались давлению государственного деятеля США и, проявив верность принципу «Спорт — вне политики», приняли единственно верное решение: Играм в Москве быть! Президент подтвердил это решение 12 февраля на пресс-конференции, подытожившей работу сессии МОК. Вопросов множество, острых, провокационных, порой приходилось проявлять недюжинные дипломатические способности. Ответ на последний привожу полностью, поскольку касается наших товарищей: «Действия советских членов МОК были весьма позитивны и способствовали успеху нашей работы. Я сожалею, что из-за печальных обстоятельств вице-президент Смирнов не смог принять участие в сегодняшней пресс-конференции. Я также сожалею, что руководитель советской делегации Павлов сделал в Олимпийской деревне заявление политического характера» (РГАНИ. Там же).

Игры в советской столице состоялись. Бойкот, поддержанный под давлением своих правительств целым рядом ведущих спортивных держав с сильными, мирового уровня, спортсменами не помешал провести их на высочайшем уровне. Жаль спортсменов, особенно возрастных, лишенных возможности участвовать в последней в их жизни Олимпиаде. Не все подчинились бойкоту, нашлись смельчаки, прибывшие на Игры за свой счет.

Наши спортсмены победили в неофициальном общекомандном зачете с большущим преимуществом и рекордными по числу медалей показателями. Отсутствие достойных конкурентов на итоговый результат не повлияло: общий уровень советских спортсменов был настолько высок, что даже с приездом сильнейших они, пусть не с таким преимуществом, все равно победили бы, как не раз доказывали свое превосходство на предыдущих Олимпиадах.

Открылась Олимпиада 19 июля. Участников приветствовало первое лицо государства, генеральный секретарь ЦК КПСС, лауреат Ленинской премии в области литературы Леонид Ильич Брежнев. Он выразил надежду «чтобы дружба и взаимопонимание, которыми руководствуется олимпийское движение, всегда сопутствовали встречам спортсменов разных стран… Воля народов к общению и сотрудничеству неодолима». В заключение генсек пожелал участникам Олимпиады «новых достижений в спорте, радостных и приятных дней пребывания в олимпийской Москве».

На следующий день, 20 июля, начался футбольный турнир. У нас заждались успеха сборной, одержавшей первую и пока последнюю победу четверть века тому назад, на ОИ-1956 в Мельбурне. И не сомневались в нем. Серьезных соперников уровня национальных сборных Швеции, Франции и Бразилии, которых мы, готовясь к турниру, обыграли, в Москве не было. Ну разве что восточные немцы, чехословаки и югославы. Прибыли они без сильнейших игроков, задействованных в отборочном турнире ЧМ-1982. Доступ к Олимпиаде им перекрыли.

Наша группа — курорт: Венесуэла (олимпийская), Замбия и Куба. Кубинские друзья предварительный отбор в зоне КОНКАКАФ не прошли, а в Москву попали из-за отказников. В такой последовательности с ними и встречались. По существу — разминались перед решающими поединками.

Венесуэла

Рассказывать о матче, в котором одна сторона вела себя как сытая кошка с напуганной до смерти мышкой, получила по угловым астрономическое превосходство (18-0), чуть ли не в пять раз превзошла в выстрелах по цели (28-6, в створ — 14-3), непросто. Но я попытаюсь.

Первый гол вылупился рано, уже на третьей минуте. Нехитрую комбинацию (практически без противодействия) разыграли на троих легко, как на тренировке. Действующие лица — футболисты из трех клубов. Киевлянин Бессонов бросил в прорыв москвича Гаврилова, тот готов был и сам решить вопрос. Разбежался, пушку на ходу зарядил, а как увидел бегущего параллельным курсом ростовчанина Андреева, одарил его самым дорогим, что на тот момент имел, — мячом. Возникший перед ним защитник Кампос Андреева не смутил: он легко от того избавился, протолкнул мяч мимо вратаря, обежал его и спокойно завершил дело.

Не только снайперскими качествами запомнился в тот вечер Андреев. Как только увидел готового пробить Черенкова, уважил товарища, выложил ему мяч на блюдечке. Федора не атаковали, позволили в штрафную войти, осмотреться, прицелиться и выстрелить. Сработал не хуже ассистента — 2:0.

Два следующих гола достались потом и кровью. Не подумав, расхожее выражение употребил. Вспотеть к 34-й минуте ребята, уверен, не успели, а кровь пролили настоящую. Шавло пошел подавать один из 18 угловых. Удачно подал, на дальнюю штангу. Мяч, миновав многочисленную группу людей, своих и чужих, достиг адресата, прилетел на голову Гаврилову, и тот с высоты своего положения положил его в венесуэльские сети.

Два защитника, пытавшиеся помешать хавбеку, опоздали. Настигли, когда Юра, сделав дело, приземлился. Один из них и ударил его, уже приземлившегося, ногой в лицо. Непреднамеренно, посчитал арбитр. Окровавленный хавбек покинул поле. Вышедший на поле Оганесян судьбу спартаковца повторил. Сначала с подачи опять же Андреева Хорен пробил безукоризненно, в недосягаемую точку — 4:0. Через несколько минут, когда ереванец вознамерился увеличить и без того солидный счет, бросились на него чуть припозднившиеся Кастильо с Кампосом (они парами за нашими ребятками бегали). Нагнав, взяли «в коробочку», по разу и к ногам приложились, в результате чего оказался Хорен на мокрой (шел дождь) земле. Сразу встать не смог. Матч доиграл, а обследование показало, что доигрывал с серьезной травмой.

Поняв, что без жертв не обойдется, орудия зачехлили, боевые снаряды в ящик аккуратно сложили, хотя времени уйма, 51-я минута едва завершилась. От дальнейшей артподготовки отказались добровольно (разве что холостыми постреливали) и гостям не позволили.

СССР — Венесуэла — 4:0
Голы: Андреев, 3 (1:0). Черенков, 25 (2:0). Гаврилов, 34 (3:0). Оганесян, 51 (4:0).
СССР: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев (к), Шавло, Бессонов Гаврилов (Оганесян, 37), Черенков (Прокопенко, 63), Андреев, Газзаев.
Венесуэла: Э.Санчес, Агирре, Кампос, Акоста, Сисеро (Карреро, 63), Элье, Пенья (Кастильо, 66), А.Санчес (к), Карбахаль, Аньор, Видаль.
Судьи: Верер (Австрия). Шерель (ГДР). Валентайн (Шотландия).
20 июля. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 81 000 зрителей.

Замбия

Из 17 заявленных футболистов 13 сыграли в первом матче. Двоих раненых госпитализировали. В обойме осталось 15. «На ноги поставим», — обещали эскулапы. Но Бесков решил не рисковать, дал им возможность оклематься, а плановую ротацию провел, предоставив краткосрочный отпуск Шавло и Черенкову. Значит, уверен в победе. Нам она гарантировала выход из группы, а соперник мог вещички собирать: Москва — чемодан — Лусака.

Изменения в составе на слаженности командной игры сказались: нарушились привычные связи между звеньями. Хидиятуллин, хоть и занял привычное место в обороне, чаще обычного ходил в атаку, знал, что впервые включенный в основу Балтача, защитник по роду деятельности в Киеве, подстрахует. Участие Хидиятуллина в наступательных операциях было своевременно и эффективно: Вагиз стал самым результативным в матче. На первых минутах открыл счет, в начале второго тайма забил и второй гол, очень важный в непросто сложившейся игре.

В промежутке между двумя его мячами возник в окрестностях советской штрафной площади ветеран сборной Замбии 33-летний Читалу. Вид мощного Сулаквелидзе его не смутил, наш африканский гость пустил в ход руки, бесцеремонно оттолкнул Тенгиза, вышел в одиночестве на Дасаева и с близкого расстояния его расстрелял. Сирийский арбитр со звучной фамилией Арафат криминала в действиях замбийца не усмотрел и дал повод журналистам, снисходительно к судьям относившимся, обратить на себя внимание. «Иногда сирийский судья

М. Арафат фиксировал нарушения, а иногда их не замечал», — деликатно оценил его работу Геннадий Радчук («Футбол-Хоккей» № 30).

Ничью с Замбией Бесков не планировал и прервал отпуск Черенкова. Замена сработала, Федор придал осмысленность игре партнеров, ребята задвигались, создали уйму моментов. Перечислять промахи долго и утомительно. Часто упоминали фамилию Газзаева и Андреева, у которого сбился прицел. Убедившись, что благодарности от товарищей за отличное, квалифицированное обслуживание не дождешься, Черенков исполнил сольный номер грамотно и эффективно: обманул одного защитника, финтом ушел от другого и… Остальное, как утверждают шахматисты, — дело техники. Техникой судьба его не обделила — 3:1.

СССР — Замбия — 3:1
Голы: Хидиятуллин, 9 (1:0). Читалу, 13 (1:1). Хидиятуллин, 51 (2:1). Черенков, 87 (3:1).
СССР: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Балтача, Романцев (к), Хидиятуллин, Бессонов, Прокопенко, Андреев, Челебадзе (Черенков, 63), Газзаев.
Замбия: Мваме, Мьюк (к), Каламбо, Синкала, Катумба, Катэбе, Симвала, Банда, Чола, Читалу, Каймэна.
Судьи: Арафат (Сирия). Эль-Хачами (Ирак). Маттссон (Финляндия).
22 июля. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 81 000 зрителей.

Куба

С позиций турнирных матч никчемный. Команды, одержав по две победы, уже в четвертьфинале. Кто станет первым в группе, значение все же имело, поскольку получал соперника послабее. Кубинцы понимали: ничего им не светит, предел мечтаний — ничья или небольшой проигрыш, за который не было бы стыдно в глаза поклонникам посмотреть. Ни того ни другого.

Попытались было подданные Фиделя Кастро (в СССР в шутку именовали его Федором Костровым, мол, наш человек рулит на американском континенте) насытить оборону, однако наши парни враз превратили ее в руины, в хлам, в пыль: в середине тайма — три точных попадания, к концу — пять. Дал волю необузданной энергии, словно извинялся за простой в предыдущем матче, Андреев, соорудил хет-трик. Не обычный, а классический: все три гола забил в одном тайме. Он не только стрелял, но и снаряды подносил, в частности капитану своему, Романцеву. Еще один гол на счету отдохнувшего Шавло.

Счет комфортный, почему бы не поднять с лавки двоих, кто не успел еще подышать пьянящим, неповторимым воздухом Олимпиады, — Пильгуя и Никулина? Так тренер и поступил. Появившись во втором тайме, на ход игры влияния не оказали, а товарищи их могли как минимум удвоить добытое преимущество. Ограничились, однако, тремя голами — 8:0. Один забил покинувший больничную койку Гаврилов. Да что это я распинаюсь. Подробности перед вами.

СССР — Куба — 8:0
Голы: Андреев, 8 (1:0). Романцев, 20 (2:0). Андреев, 27 (3:0). Шавло, 43 (4:0). Андреев, 44 (5:0). Черенков, 55 (6:0). Гаврилов, 75 (7:0). Бессонов, 77 (8:0).
СССР: Дасаев (Пильгуй, 64), Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев (к), Шавло, Бессонов, Гаврилов, Черенков, Андреев, Газзаев (Никулин, 46).
Куба: Мадера, Массо (Лопес, 24; Фромета, 80), Эрнандес, Санчес, Дреке, Эспиноса, Ролдан, Повеа, Лара, Нуньес, Лоредо (к).
Предупреждения: Нуньес, Лоредо.
Судьи: Валентайн (Шотландия). Арафат (Сирия). Верер (Австрия).
24 июля. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 52 000 зрителей.

Теперь игра до первого проигрыша, оступаться нельзя. Что не так — к стенке. Не наши это проблемы. Мы все три матча выиграли с общим счетом 15:1. Никто из победителей других групп (ГДР, Чехословакия, Югославия) без очковых потерь не обошелся, и на троих чуть больше забили — 17. К тому же нам не с ними играть, а с кем-то из оставшихся в их тени афроазиатов — Алжиром, Кувейтом, Ираком. Получили

Кувейт

Тренер, бразилец Карлос Паррейра, говоря мягко, не в восторге. Осознавал разницу в классе и намерений своих не скрывал: «Наш единственный шанс заключается в том, чтобы создавать препятствия всюду, где только возможно, и так часто, как это возможно… Я прекрасно знаю, что, делая ставку на закрытый, оборонительный футбол, рассчитывать на многое нельзя, но раз или два такая тактика может и выручить».

Оборону построил основательно: четверо защитников составили последнюю оборонительную линию (за ней только вратарь), а перед ними еще одна четверка жестко вступала в борьбу за мяч и максимально ограничивала свободу действий хозяев. Опровергнуть такую тактику можно за счет быстрой маневренной игры. Она-то и не получалась. Что добавило нервозности, суетливости. Перевес все же большой, владение мячом огромное. Толку никакого. Позиционные атаки малоэффективны, дальние удары, что в створ летели, вратарь отражал умело. Тогда к «индивидуальному террору» перешел Андреев. Обыграл одного за другим нескольких защитников, но удар не получился. К отскочившему от груды тел мячу успел Черенков и четко пробил в нижний угол — 1:0.

Игра на выбывание, проигрывать нельзя, счет значения не имеет. Единственный шанс африканцев — подавить страх, выйти из окопов, зажмуриться и с шашками наголо пойти в атаку. «К этому решению меня подтолкнул ход и исход первого тайма», — признался после матча Паррейра.

Сразу полегчало, поредело во вражеском стане, просторнее стало, чем друзья-товарищи по «Спартаку» и воспользовались. Черенков, получив посылку от Гаврилова, тут же, без промедления, отослал ее обратно, на ход товарищу, за спину защитников, в свободную зону. Гаврилов продолжил движение уже с мячом и из позиции «чистой», откуда забивал не раз, стрельнул — 2:0.

Все путем. Появилось чувство удовлетворенности, насыщенности, хоть не так уж много и съели. Отрезвил скорый (через несколько минут) гол Султана (не титул — фамилия), очень похожий на единственный до того пропущенный от Читалу. И тогда, и сейчас не сработала подстраховка. Вот и Султану позволили без помех пообщаться с Дасаевым с глазу на глаз. В таких беседах от вратаря мало что зависит. Стало 2:1 — и полчаса игры.

Гол подействовал на ребят отрезвляюще. Пошли вперед. Игра раскрылась. На две-три наши атаки Кувейт отвечал одной. Вновь отказываюсь (уже и место поджимает) перечислять неиспользованные возможности, фамилии называть. В этот раз чаще замелькали бы имена Андреева и вратаря замбийского Эль-Тарабульси, не раз спасавшего. Могу и точное число спасений назвать. Кто-то подсчитал: в последние 30 минут крепко выручал своих аж 12 раз. Нелегко досталась победа.

СССР — Кувейт — 2:1
Голы: Черенков, 30 (1:0). Гаврилов, 51 (2:0). Султан, 59 (2:1).
СССР: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев (к), Шавло, Бессонов, Гаврилов (Газзаев, 80), Черенков, Андреев, Челебадзе (Оганесян, 46).
Кувейт: Эль-Тарабульси, Н.Мубарак, М.Мубарак, Эль-Габенди, Эль-Мубарак (Эль-Хашаш, 61), Эль-Хоти, Марзук, Эль-Шамэри (Эль-Сувейд, 67), Султан, Эль-Декиль, Мохамад (к).
Предупреждения: Сулаквелидзе; Султан, М.Мубарак.
Судьи: Рубио (Мексика). Верер (Австрия). Маттссон (Финляндия).
27 июля. Москва. Стадион «Динамо». 51 000 зрителей.

У остальных фаворитов все тип-топ. Наслаждались жизнью, в футбол в удовольствие свое играли, соперников, не способных достойно ответить, поколачивали. Не очень больно. Чехословаки чуток кубинцев уму разуму поучили — 3:0, югославы точно так же (3:0) обошлись с Алжиром, чуть строже (4:0) немцы с Ираком.

Они-то и достались нам в полуфинале.

ГДР

Хоть в матче с Кувейтом мы были не столь убедительны, «сокамерники» по соцлагерю нас опасались. Я бы сказал — побаивались. Сужу по откровению тренера Рудольфа Краузе. Перед игрой он заявил: «Мы будем стремиться выбить советскую команду из ее наступательного ритма, разрушать ее игру, особенно на флангах». Мотив и слова (больно уж на плагиат смахивали) похожи на песню, спетую тренером Кувейта Паррерой. Тогда пользу он не извлек, хотя на успех рассчитывал, больше все же на фарт, на счастливый случай.

У Краузе шансов побольше. Команда мастеровитее, «мешать» нам на поле сумеет более организованно и квалифицированно. Да и угрожать будет реально, опасно. А за шустрыми Кюном и Нетцем глаз да глаз.

Не углядели, однако. На 16-й минуте Нетц готовился принять передачу с фланга. Дасаев ошибся на выходе, товарищи не подстраховали, и немцу нетрудно было попасть в беззащитные ворота. Кто тогда думал, что предсказание капитана тбилисского, Манучара Мачаидзе, сбудется? Сказал накануне: «Крупного счета не будет, все решит один гол». Наверняка был уверен — забьют в немецкие ворота. Ошибся Манучар в одном — заблудился мяч, что-то перепутал, не туда свернул.

Занервничали наши парни, заволновались, заторопились. Когда расстроилась комбинационная игра, Андреев с Газзаевым предприняли индивидуальные попытки изменить ситуацию. Немцы уверенно их предотвращали, играли жестко, рационально, смело вступали в единоборства. И в старании увеличить преимущество им не откажешь. Но ближе к завершению первого тайма решили не испытывать судьбу и ограничиться малым.

Унылый счет на табло и упорство соперника вынудили приступить к осаде немецкой крепости. Обороняли ее осажденные умело, хладнокровно. Но, как ни трудно было преодолевать плотную оборону, просачивались, моментов немало создали. Фарта бы немного… Ударил Гаврилов. Мяч от ноги защитника взмыл вверх, поцеловался с перекладиной и был таков. Прорывались Бессонов, Газзаев, выходил к воротам защитник Чивадзе, куда чаще — Хидиятуллин. Гаврилов пробил выше перекладины, Шавло в нее попал. Обстрел вели Черенков, Бессонов, Андреев, Газзаев…

С каждым утраченным шансом таяли надежды миллионов следящих за игрой советских людей. Последний исчез незадолго до конца. В то мгновение, когда Хидиятуллин в отчаянном броске бил головой, Фортуна стыдливо опустила взор. Чарующей улыбкой в тот вечер одарила она другого. Трудно писать эти строки. Говорят, время лечит, все же четыре десятка лет с тех пор минуло. Ан нет, пережитые давеча воспоминания рану разбередили.

СССР — ГДР — 0:1
Гол: Нетц, 16.
СССР: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев (к), Шавло, Бессонов, Гаврилов, Черенков, Андреев, Газзаев.
ГДР: Рудваляйт, Ульрих, Хаузе, Трилофф, Баум (Улиг, 83), Шнупхазе (Либерс, 90), Терлецки (к), Штайнбах, Мюллер, Нетц, Кюн.
Предупрежден Романцев.
Судьи: Эрикссон (Швеция). Эль-Бани (Кувейт). Кальдерон (Коста-Рика).
29 июля. Москва. Центральный стадион им. В.И. Ленина. 90 000 зрителей.

Югославия

Много эмоциональных сил оставили наши ребята в полуфинале, похоронив долгие четырехлетние надежды. Упустив золото, настроиться на бронзу сложно. Оступившиеся в шаге от финала нередко напоминают спущенный воздушный шарик. Вот и игра с Югославией не очень удалась. Рассказывать особенно не о чем. Но без «компота» вас не оставлю.

СССР — Югославия — 2:0
Голы: Оганесян, 67 (1:0). Андреев, 82 (2:0).
СССР: Дасаев, Сулаквелидзе, Чивадзе, Хидиятуллин, Романцев (к), Шавло, Бессонов, Гаврилов, Черенков (Балтача, 72), Андреев, Газзаев (Оганесян, 46).
Югославия: Ивкович, Цукров, Гудель, Приморац (к), Зор.Вуйович, Шестич, Клинчарски, Крстичевич (Репчич, 78), Шенербегович, Зл.Вуйович, Пешич.
Предупреждения: Чивадзе, Романцев; Шестич, Приморац.
Судьи: Валентайн (Шотландия). Веласкес (Колумбия). Арафат (Сирия).
1 августа. Москва. Стадион «Динамо». 51 000 зрителей.

Все же хорошую команду создал Бесков, лучшей была на турнире. И по игре, и по статистическим показателям, хотя статистика не всегда объективный свидетель и непререкаемый авторитет. И все же. Наша команда превзошла золотых и серебряных медалистов (в финале сборная ЧССР обыграла немцев — 1:0) по многим позициям: победам (5), забитым мячам (21), ударам по воротам (139), угловым (58). Для сравнения покажу показатели чемпионов — чехословаков (4, 10, 105, 24) и вице-чемпионов — команды ГДР (4, 12, 104, 37).

Футбол, однако, жесток, непредсказуем и не всегда справедлив. Дважды в течение четырех лет сборная СССР уступила в олимпийском полуфинале одному и тому же сопернику — восточным немцам: в 1976-м в Монреале (1:2) и вот теперь у себя. И оба раза довольствовалась бронзой. Четыре года назад в матче за третье место мы обыграли олимпийцев Бразилии, теперь с тем же счетом югославов.

Прощание

Прощались дважды: во время Олимпиады и после. 25 июля, пятый день соревнований, выдался для наших спортсменов, как и многие другие, триумфальным: только золотых медалей мы выиграли восемь из 15 разыгранных. Радость побед омрачила трагическая весть, мигом по стране разлетевшаяся (СМИ хранили молчание), — умер Владимир Высоцкий, совесть народа. Как нам сегодня его не хватает.

А третьего августа Москва простилась уже с Олимпиадой. Погас олимпийский огонь. Воспаривший над стадионом Мишка растрогался, пустил слезу, вынудив плакать стотысячные «Лужники» и миллионы прильнувших к телеэкранам людей на всех континентах. Вместе с ними оплакивали несбывшиеся надежды футбольные болельщики. Следующей Олимпиады советским спортсменам придется ждать два срока — восемь лет. Потому что через четыре года не позволят им отправиться в американский Лос-Анджелес. В спорт опять вмешаются политики. Кремль отомстит Белому дому: на бойкот-1980 ответит адекватно, зеркально — бойкотом-1984. Темное, низкое, не угодное Богу чувство мести унизительно и бессмысленно. Внакладе от политических игр всегда остаются люди, в данном случае спортсмены. Теперь уже советские.

P.S. В прошлой публикации («СЭ» от 29 января) в «компоте» СССР — Дания по техническим причинам допущена ошибка: капитаном датчан в той игре был не вратарь Кьер, а защитник Рентвед. Никогда не искал виновных. Поскольку считаю, что в материале, мною подписанном, несу личную ответственность за каждую букву и каждую запятую, приношу перед читателями «СЭ» извинения за допущенную промашку.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть