«Верю, что Кокорин свой шанс в «Фиорентине» не упустит». Романцев отвечает на вопросы читателей «СЭ»

«Верю, что Кокорин свой шанс в «Фиорентине» не упустит». Романцев отвечает на вопросы читателей «СЭ»

Рубрика «Спросите у Романцева».

В начале января по просьбе редакции я делал интервью с Олегом Романцевым, приуроченное к его очередному дню рождения. Так получилось, что моими соавторами выступили читатели, чьих вопросов, присланных на имя уважаемого тренера, скопилось в «СЭ» немало. Грех было этим не воспользоваться. Да и сам Олег Иванович охотно согласился ответить на них, заодно поздравив своих незнакомых корреспондентов с новогодними праздниками. Тогда мы и договорились с ним о такой же заочной встрече с болельщиками, у которых всегда есть о чем спросить самого титулованного российского тренера.

Так и родилась рубрика «Спросите у Романцева».

Radoslav Ne Krasov: — Когда родился патриарх «Спартака» Николай Старостин, в 1898 или в 1902 году, и какова точная дата его рождения? Что он сам вам по этому поводу говорил?

— Хотя на памятнике, установленном на могиле Николая Петровича на Ваганьковском кладбище, значится, что старший из братьев родился в 1902 году, сам он однажды признался, что на самом деле это произошло в 1898-м. Но почему такая путаница случилась, не объяснил. Еще более таинственная история связана с его днем рождения. Согласно «Википедии», это 26 февраля. И именно в этот день мы всей командой поздравляли его и вручали подарки. Николай Петрович благодарил нас, но при этом, хитро улыбаясь, говорил: «Вообще-то я родился в другой день. Но ничего, все равно приятно». Это было какой-то его маленькой тайной, которую он так и оставил при себе. Впрочем, так ли уж это важно, если сам Дед, как любя называли его в команде, любил повторять: «Мы, Старостины, родились для того, чтобы создать «Спартак». И это главное!»

Adel Ka@redwait 13: — Вспомните три самых для вас невероятных матча.

— Пожалуй, таких и побольше наберется. Но если говорить о трех, то прежде всего назову победу в Лужниках в 1989 году над киевским «Динамо», принесшую мне первое тренерское золото. Это был тяжелейший матч, перед которым команда была так измотана, что за несколько дней до него мы не тренировались, а просто выезжали погулять по лесу и снять навалившееся на команду психологическое напряжение. А когда в концовке Валера Шмаров забил победный гол, нас разрывали такие эмоции, что невозможно было сдержать слезы. Вторым назову отборочную встречу Евро-2000 на «Стад де Франс». Тогда мы победили чемпионов мира, которые на этом стадионе еще никому не проигрывали. Победили, уступая в счете, за счет проведенной на одном дыхании игры и характера. Ну а третьим вспомню выигрыш в гостях у мощного «Аякса» в Кубке УЕФА-97! Там мы вчистую переиграли голландцев, которые тогда считались фаворитами. Но Сашка Ширко поставил их на место.

Kpac@m 3985n E67fvhaT: — Вернетесь ли на тренерскую работу?

— Этот вариант исключен. О причинах я подробно рассказал «СЭ» в своем предыдущем интервью, опубликованном на сайте газеты под заголовком «Кто заменит Тедеско? Я двумя руками за Карпина!». Извините, не хотелось бы повторяться.

Саша Гулевич: — Считаете, что развитие российских клубов застопорилось? Ведь с каждым годом шансы выиграть Лигу чемпионов уменьшаются.

— Если судить по результатам, то, к сожалению, вы правы. Взять хотя бы выступления наших клубов в групповом этапе Лиги чемпионов. Ведь по своим возможностям и составу тому же «Зениту» было вполне по силам пройти довольно средний «Брюгге». А поражение дома «Локомотива» от далеко не могучего «Зальцбурга» разве не провал? Беда в том, что за исключением порадовавшего смелостью и настроем «Краснодара», пробившегося в евровесну, остальные клубы не прогрессируют. Вот сейчас пошли разговоры о сокращении числа команд в премьер-лиге. И это в такой огромной стране?! В той же Англии на этом уровне выступают 22 клуба. И скромный «Шеффилд», идущий с восемью очками в хвосте, обыгрывает именитый «Манчестер Юнайтед». Конечно, урезать, сократить легче всего. Но это самый простой путь. На мой взгляд, премьер-лига должна оставаться в прежнем составе. А вот поменять регламент турнира, увеличить обмен между лигами, скажем, до четырех команд стоило бы попробовать. Глядишь, тогда в чемпионате не станет команд-середняков, единственной мечтой которых из сезона в сезон будет сохранение прописки в компании сильнейших.

Евгений Масляков: — Вы тренировали «Спартак» много лет — все мое детство! Какую сборную вы бы составили из своих игроков? Благодаря вам и вашему «Спартаку» я начал смотреть футбол! Когда вы вновь возглавите «Спартак»? Спасибо!

— Прошу меня извинить, но всегда отказываю в просьбе составить символическую сборную из моих игроков. Поймите правильно, они все были и остаются для меня самыми лучшими. И выделить кого-то означало бы обидеть других. Поэтому оставляю право сделать это вам самому и с интересом ознакомлюсь с предложенным вами вариантом. Что касается того, чтобы «снова возглавить «Спартак», то я уже об этом говорил.

Дмитрий Назаров: — Знаю, что вы большой любитель шахмат. Какие шахматные дебюты нравятся?

— Ну и вопрос! Я действительно играю, но на любительском уровне. Помню, как в «Спартаке» ненадолго появился Манучар Мачаидзе, который был шахматистом приличного уровня. Недели две он всех обыгрывал. А потом мы поняли, что победить его нереально, и бросили с ним играть. А из настоящих шахматных светил я хорошо знаком с Гариком Каспаровым и Анатолием Карповым, следил за их выступлениями, болел. В хороших отношениях с Кирсаном Илюмжиновым. Но все это не сказалось на моем шахматном таланте. Так что насчет дебютов здесь все как у Ильфа и Петрова — «гроссмейстер сделал ход е2 — е4». А самым великим в этой игре считаю гениального Александра Алехина.

Дмитрий Назаров: — Кто из иностранных тренеров вам наиболее симпатичен как специалист?

— Их в футбольном мире немало. Очень интересно работают Клопп, Гвардиола, Моуринью. У каждого свой стиль, взгляд на профессию, свое видение игры. Знаком с Куманом, которому искренне желаю восстановить «Барселону». А ближе всех из зарубежных коллег дружу с Рехагелем — профессионалом и отличным мужиком!

Егор Сверкунов: — Скажите, пожалуйста, что утратила действующая система подготовки футболистов в сравнении с советской моделью и что приобрела? Заранее благодарен за ответ.

— Возможно, мой ответ кому-то покажется спорным, а кого-то даже и обидит. Но, на мой взгляд, сейчас в какой-то мере утрачено чувство патриотизма, преданности игре, которая стала для многих просто средством зарабатывания денег. И в сравнении, как вы говорите, с «советской моделью» многие сейчас любят на сам футбол, а себя в футболе. Что и отличает их от тех, кто играет в Европе. Примеров множество. Те же Месси, Криштиану Роналду, у которых уже все есть — деньги, слава, имя в рекламе, но они продолжают работать с еще большей энергией, чтобы не остановиться в росте, а идти дальше. Именно поэтому они лучшие!

Егор Макаров: — Будучи тренером сборной, не считаете ли позицию вызова москвичей и преимущественно спартаковцев ошибочной и не жалеете ли об этом?

— Не считаю и не жалею только потому, что с первых дней работы тренером следовал одному закону — играть должны те футболисты, которые на данный момент сильнее. Не буду долго развивать эту тему, скажу лишь, что в победном матче с французами на «Стад де Франс» в 1999-м даже в заявку не попали Юран, Ширко и Аленичев, поскольку на тот момент я видел, что в атаке может сильнее сыграть Панов, которого все критиковали после игры в Ереване. И он дважды забил Бартезу. А вышедший на замену Бесчастных отдал голевой пас Карпину, который и поставил победную точку. Конечно, не всегда удавалось угадывать с составом. Но конфликтов и обид со стороны тех, кто по каким-то причинам не выходил на поле, никогда не возникало.

Евгений Ерюченко: — Какой кофе предпочитаете и сколько чашек в день ваша норма?

— Кофе пью много, и, честно говоря, никогда не считал сколько. Причем пристрастился к нему в последние 10-15 лет. Могу сам сварить. Могу выпить и растворимый. А на названия особого внимания не обращаю, хотя знаю, что лет пятнадцать назад в Москву приезжал Пеле, который рекламировал в России кофе, названный его именем.

Олег Макаров: — В конце 1990-х не раз играл против ваших сыновей на первенство Рязанской области. Они выступали за «Русич» из Спасска, команда играла в спартаковских футболках. Могли ли Вадим с Валентином стать серьезными футболистами и что им помешало? С уважением, болельщик «Спартака».

Хотя и давненько, но припоминаю, как это было. Я же им тогда эту форму и купил. Почему они в большой футбол не попали? Наверное, потому что не очень его любили. А я и не пытался их заставлять. Футбол любит преданность. Значит, Вадика с Валькой он не очень тянул. Сейчас они уже взрослые, своих детей воспитывают и иногда вспоминают, как гоняли мяч мальчишками. При случае обязательно передам вам от них горячий рязанский привет.

Олег Ром: — Если вы следите за хоккеем, кто был в нем вашим кумиром?

— Когда в Красноярске появилось телевидение и начались прямые хоккейные трансляции из Москвы, мы с братом ни одного матча не пропускали, хотя начинались они по местному времени поздней ночью. Мы знали фамилии всех игроков сборной СССР. Михайлов, Петров, Харламов, Лутченко… Да каждый из них был для нас настоящим героем. Уже позднее я познакомился с Вячеславом Фетисовым, который выходил на лед в паре с Касатоновым, а также с Крутовым, Ларионовым, Макаровым. Великолепная пятерка, как поет Лев Лещенко. Ну и конечно, вратарская легенда номер один — Владислав Третьяк!

— А какой был в вашей тренерской карьере самый запоминающийся момент?

— Победа — 2:1 — над киевлянами в Лужниках в 1989-м, о которой я чуть раньше уже вспоминал.

Игорь Измайлов: — В 1990-е годы «Спартак» стилистически играл в одинаковый футбол, начиная с академии и заканчивая основной командой. А именно — в одно-два касания, используя стеночки, забегания. На данный момент никакой концепции нет — все решает физика. Что нужно сделать с детским футболом, чтобы развить у ребенка индивидуальные качества, научить его самостоятельно принимать правильные решения?

— Не соглашусь с вами, что в 1990-е «Спартак» использовал в игре только стеночки и забегания. Да, они были в нашем арсенале, но появлялись только тогда, когда это диктовалось игрой. И такой стиль мы никогда не ставили во главу угла, много атакуя флангами, ловя соперника на контратаках. Но при этом были всегда хорошо готовы физически, зная, что, какой бы скоростью ты ни обладал, мяч все равно бежит быстрее. Это умение мгновенно принимать на поле единственно верное решение должно вырабатываться с детства. И здесь очень помогают другие виды — хоккей, баскетбол, гандбол. Помню, как зимой в Красноярске мы выстраивались в очередь погонять мяч в хоккейной коробке, где и приобретались навыки, которые потом так пригодились в большом футболе.

Алексей Ларкин: — Как вы относитесь в трансферу Кокорина в «Фиорентину»?

— Несмотря ни на что, я очень хорошо отношусь к этому футболисту. К сожалению, он так и проходил в подающих надежды талантах. «Фиорентина» — шанс все изменить в жизни. Последний шанс. Уверен, Александр понимает это и сделает все, чтобы его не упустить. Тем более что все случившееся с ним должно было закалить его и сделать тверже. А потому искренне желаю ему успехов!

— А почему у Кокорина не получилось в «Спартаке» и сможет ли он заиграть в серии А?

— Здесь целый комплекс причин. Одна из них — травмы, с лечения которых Александру пришлось начинать в новой команде. За это время Тедеско уже определился с составом, доверив места в атаке Ларссону и Понсе. Удачно выходил на замену купленный в «Крыльях» Соболев. А просиживая на скамейке и выходя на 15-20 минут, форму не наберешь. Здесь многое зависело от тренера, его доверия. Но тот ближе к зимней паузе просто поплыл, начав усиливать нападение защитником Кутеповым. А тут еще у Кокорина новая травма не вовремя подоспела. Так что концовка у него, как и у «Спартака», получилась со многими тревожными знаками вопроса на будущее. Контракт с «Фиорентиной» — подарок судьбы еще и потому, что итальянский футбол не такой силовой, как английский или немецкий. И у техничного Александра, способного играть на острие атаки и подключаться к ним из глубины, есть неплохая перспектива найти свое место в новом клубе.

— Ходят упорные слухи, что в «Спартак» вернется Промес. Как вы относитесь к возможному трансферу и поможет ли Квинси «Спартаку»?

— Все зависит от состояния голландца. Если его игровые кондиции находятся на том же уровне, который он показывал, покидая «Спартак», то здесь и двух мнений быть не может. Хотя нынешний Зе Луиш в «Локомотиве» не совсем тот, что был в свое время в «Спартаке». Конечно, определенная доля риска в возвращении Промеса есть. Но это обычная история любого трансфера.

— Известно, что «Спартак» покидает Тедеско. Кто, по-вашему, должен возглавить команду — иностранец или кто-то из наших, возможно, спартаковских легенд?

— Не так давно я уже высказывал свое мнение по этому поводу. И еще раз готов его повторить: иностранец возможен только при условии, если даст согласие на освоение русского языка, на что, думаю, никто не пойдет. А потому двумя руками проголосовал за окрепшего и набравшегося опыта Валерия Карпина. Тем более что он из наших, спартаковских легенд.

Рустэм Колмыков: — Кто из игроков, игравших под вашим началом, может вырасти в топ-тренера?

— Ох, их, наверное, целая команда наберется. В одной премьер-лиге Парфенов с Ковтуном, Рахимов, Карпин. Из остальных кто-то работает, кто-то пока на паузе, но все звонят, держат в курсе своих дел, советуются. Сейчас такие времена, что даже дающему результат тренеру не гарантировано право руководить процессом создания команды. И сегодня в большинстве своем решения принимают клубные чиновники. Вот Семин за три года и золото выигрывал, и Кубок, и каждый сезон свой «Локомотив» в Лигу чемпионов выводил, а его убрали. Правда, потом расстались и с теми, кто это сделал. Но кому от этого легче. Так что прежде всего своим ребятам я желаю на своем пути встретить порядочного, грамотного руководителя, который будет с уважением относиться к их тренерской профессии. А без этого работать просто нельзя.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть